Category: литература

Детские книги на иврите

1.Рецензии на детские книги на сайте газеты "Ха-Арец"
(Рецензии на книги для взрослых там же)
2. Путеводитель по книгам на иврите - сообщество knizhechki_il
3. "Вчитываемся в иврит" - сообщество о книгах на иврите
4. Книги на иврите для девочки 8-9 лет: тред в детском сообществе
5. Детские книги на иврите - тег у lenay (у Лены есть также просто "книги на иврите", "детские книги на английском", "детские книги" и "занятия с детьми"  - это не всегда о книгах, но очень близко.)
6. Мой пост с вопросом о книгах для детей и немногочисленными комментариями в детском сообществе
7. Тег "Чтение" в израильском сообществе о детях, по которому очень много всего интересного!
8. Детские книги на иврите для возраста от года до 4+

Книги на иврите, переведенные на русский язык:
1. Меир Шалев "Обыкновенные удивительные истории" (кто такой Меир Шалев)


Collapse )

Книга о принцессе с аллергией на еду

Почти к каждому занятию готовлю для своих учеников статью для обсуждения, обычно нахожу их на www.timeforkids.com - сайт нравится подбором интересного материала по темам и языком - с одной стороны он не так сложен, как на взрослых новостных сайтах, а с другой - статьи не на "детском", простом уровне и хорошо развивают речь.

Сегодня искала что-то, связанное с едой и прочла статью о маме девочки с пищевой аллергией. Мама однажды укладывала дочку спать и та спрослила, бывают ли принцессы, у которых аллергия на еду.


И мама поняла, что ей обязательно нужно написать книгу :)


Во-первых, сама идея книги мне понравилась. Не знаю, есть ли что-то подобное: возможно да, и для детей важно читать такие истории - во-первых, те, у кого нет проблем, узнают, как живут другие и будут знать, как к ним относиться. А те, у кого есть пищевые аллергии (или необязательно аллергии  - какие-то другие болезни/состояния, с которыми приходится жить) - смогут иметь героя-героиню, с которыми будут себя соотносить и смогут укрепиться в мысли, что они ничем не хуже других.

Во-вторых, мне импонирует подход мамы. Здесь много говорить не нужно, все и так понятно. Она не занималась нытьем, а сделала что-то полезное не только для своего ребенка, а для очень многих других детей и их родителей.

И главная идея книги: с этим можно жить. Ты не хуже других, и все не так сложно: просто тебе нужно быть всегда готовой - иметь под рукой еду, которая тебе подходит и лекарство на всякий случай.

Сейчас мама девочки пишет новую книгу - о мальчике с пищевой аллергией.

Надеюсь, ученикам статья будет интересна.
На амазоне я видела несколько книг о пищевых аллергиях. Хочется посмотреть, есть ли книги для детей о других болезнях.

Я купила ей книжку

Что-то у меня в последнее время только про книжки получается... Видимо, период такой :)

Я помню, как мою маму вызывали к директору школы, потому что я отказывалась ходить в коричневом платье и черном фартуке.
С 7 по 10 класс у меня была крутейшая эстонская школьная форма: клетчатая в складку юбка, синий пиджак, жилет и две рубашки - голубая на каждый день и белая для праздников. Как у девочки справа, которая наклонилась и шепчет что-то мальчишке на ухо (я никого не рекламирую, если что, просто картинку нашла)


В 9 классе к форме прибавилась огромная спортивная сумка. Из за нее меня тоже таскали к завучу (директор ушел на пенсию, а новая директриса видимо, поняла, что на меня бесполезно тратить время)
Учитель истории, Гусак, один раз устроил веселье - попросил всех анонимно ответить на вопросы анкеты. Уж не помню, как он нас мотивировал, но весь класс достаточно искренне писал. После чего этот прыщавый низкого роста, с гнусавым голосом бывший сельский житель стал зачитывать вслух ответы. Надо отдать ему должное - имен он не называл. Но я тогда надолго запомнила, как он потешался над моим ответом на вопрос "что для тебя сейчас самое главное?"
Я ответила, что больше всего мне хотелось быть непохожей на всех.
Стоял жуткий ржач. Особенно после того, как Гусак коверкал голос, читая вопрос-ответ. Он устроил настоящее представление!
Йохохо, как это? Непохожей на всех?!
По мне - нормальное такое желание девочки-подростка, жизнь которой состояла из поездок в разные города, концертов, спектаклей, "зависаний" в художественной мастерской, уроков музыки и т.д, и которая училась в школе, где основная масса детей была совсем-совсем другой.
Nerd - так это сейчас называется? Вооот.

А меня так с детства учили :)
Будь другой, будь самой собой. Не бойся отличаться,если это то, что тебе нужно.
Ну, чему еще могли научить дочь художника?

Вот я и продолжаю традицию.



Fruits была куплена год назад и стала любимой Сашиной книгой (в отличие от Gothic Lolita, которую она пока не поняла - поначалу вообще решила, что это Пуримские карнавальные костюмы)

Честно?
Я бы сама все это носила. Правда-правда. Кто знает, может быть я буду еще такой эксцентричной бабушкой...
Пока только с удовольствием, как и Саша, картинки рассматриваю. Особенно для поднятия настроения!



Что мне важно?

То же, что и моим родителям. Дать ей понять, что "другой" - какого бы цвета он ни был, какую бы одежду ни носил, не значит "плохой".
Что можно быть яркой, бросающейся в глаза, бросающей вызов. И что ярких, разноцветных людей много :)

Collapse )

А еще когда я фотографировала страницы и не могла остановиться :) мне вспомнился клип из Стиляг. И сам фильм. И конец восьмидесятых - тогда казалось, что серости пришел конец, что все будет разноцветным и веселым! И мы гуляли по ночным улицам в разноцветной яркой одежде, и впереди была целая жизнь!

Да. К чему это я. Очень стОящая книга для девочек-подростков (и их мам), я считаю. Тем более, что продавалась она в Цомет Сфарим с какой-то офигенной скидкой.

Ширли Шемеш - победительница. Книга Михаль Хазон



Какое-то время назад я спрашивала о книгах для десятилетней девочки (после этого собрала все ссылки в один пост)
Мы тогда очень много книг купили для Саши, хотелось бы найти время постепенно рассказать обо всех.

Первая - это книга из серии о девочке по имени Ширли Шемеш. Книга написана Михаль Хазон.

Я искала информацию на русском языке об этой писательнице, но ничего не нашла, к сожалению.
Поэтому придется немного самой постараться: Михаль Хазон  - мама ребенка с аутизмом. Когда-то я читала статью о ней в популярном журнале לאישה - ле иша, "Для женщин".

фото отсюда

О том, каким ударом было для Михаль узнать диагноз. И как она пыталась дать дочке все, что могла. И что результатом этих ее попыток и совместной работы с другими авторами стали диски с детскими песенками-историями (их называют еще "израильскими супер-бейбиситтерами всех времен"), которые по значимости для Израильских детей и их родителей могут сравниться с тем, чем были для нашего поколения Чебурашка и Крокодил Гена или, скажем, трилогия про Простоквашино.
Песенки из "Пим-Пам-По" и "Диг-Диг-Дуг" уже давно стали классикой (и я очень рада, что они сейчас есть на youtube, потому что наш второй диск Пим-Пам-По уже засмотрен до дыр)

И конечно, когда я увидела книгу, то сразу же купила ее для Саши. Книга понравилась, Саша сказала, что интересная, даже читала мне вслух несколько глав.
Как потом оказалось, есть еще по крайней мере одна книга из этой же серии, Саша читает ее сейчас и тоже очень хвалит.
На сайте Маарив тоже :) Очень большая статья.

Ссылка на описание книги на иврите

Список для чтения: Меир Шалев

Наконец-то купила себе две книги, мимо которых давно не могла пройти спокойно. Одна из них:


Меир Шалев "Моя русская бабушка и ее американский пылесос". Я люблю мемуары, а эта книга - мемуар о жизни в Израиле семьи одного из самых популярных писателей, и, судя по всему, очень веселый мемуар.
В русском варианте - "Дело было так", и довольно большая ее часть есть в свободном доступе в интернете.

"Трогательная, легкая, и, судя по всему, практически невыдуманная история семьи Шалева. Главной героиней истоии является баба Тоня, приехавшая в Страну Израиля восемнадцатилетней гимназисткой из городка Рокитно на Украине, сразу вышедшей замуж и впрягшейся в бесконечную работу."Действие происходит в мошаве Нахалаль, являющегося своего рода Макондо Меира Шалева, и одновременно его же шагаловским Витебском, с чудаками и парящей в воздухе ослицей. Помимо людей и животных, в книге есть и еще один неожиданный одушевленный персонаж - пылесос, присланный из Америки. (отсюда)

Меир Шалев вообще очень красивый мужчина в моем понимании:). Что немаловажно для писателя, я считаю. Вот его фотография 1993 года.


Сейчас он выглядит по-другому, и волос не осталось, но все те же очки и все тот же взгляд. Чем-то напоминает человека начала сороковых.
Книги Шалева переведены на русский - я с удивлением обнаружила их на Озоне! (пост не проплачен. К сожалению:)

Мне очень понравилось интервью, где он рассказывает о своих книгах, героях в них, о семье (кстати, моя бабушка тоже говорила, что они пили чай вприглядку!). Шалев интересно говорит о литературе на иврите, о том, что сейчас происходит с чтением. Улыбнулась, узнав, что огромного кота в его "Русском романе" Шалев назвал Булгаковым.
Очень рекомендую (ссылка на интервью -выше). Кроме всего прочего, там еще и его фотографии :)

Мне теперь всенепременно нужно приобрести две его книги (все остальные тоже, но эти две - в первую очередь) -
"Библия сегодня"

Похоже, ее можно в Интернете читать, но мне хочется бумажную, причем и на иврите, и на русском.
и
"Впервые в Библии"


Почему именно эти две? Насколько я поняла, в них увлекательно пересказываются и объясняются библейские истории. В своем интервью Шалев говорит о том, как будучи ребенком, любил ездить с отцом в места, где эти истории происходили, слушать его рассказы, которые никогда не надоедали. И сетует на то, что на уроках Библии в школе все обычно засыпают через 5 минут.
Поскольку моим детям, скорее всего, тоже предстоит засыпать, хочется чтобы до этого момента они узнали что-то интересное. Ну, и я вместе с ними.

А про вторую книгу, которую купила, напишу потом. Она тоже мемуары, только о Хайфе 50-х годов и о семье иммигрантов из Румынии.

Бремен.Бесплатные развлечения для детей. Городская библиотека.

Читают в Бремене много. В трамваях, поездах, на улице.
К слову-звонок мобильного в общественном месте, музыка, которую слышно через наушники - все это страшное нарушение хорошего тона и пощечина приличным манерам.
В трамвае если я и видела кого-то с наушниками, то считанные разы и только явных не-немцев. За два месяца пребывания в городе я только однажды слышала, как кто-то разговаривает в транспорте по мобильному телефону.Это был симпатичный негр.
Подавляющее большинство людей читает книги во время поездки.

Городская библиотека имеет большое количество отделений, почти все те, что я видела расположены в торговых центрах.Не исключением было и то отделение, в которое я наведывалась с детьми-неспешная десятиминутная прогулка по парку, и мы на месте, на втором этаже, у фонтана.


Collapse )


Еще о Бремене можно прочесть здесь.

"Плохая мать"



Обычно я беру с полки книгу, название которой понравилось, и открываю наугад. Начинаю читать. Если "зацепило" вот так, с середины  - значит, книга моя и скорее всего понравится.
Пройти мимо такого провокационного названия было трудно.
Я открыла книгу на середине. Потом где-то в конце. Потом начала читать с начала и с трудом уговорила себя подождать до того момента, когда я смогу спокойно сесть и почитать.
Вообще книги я читаю урывками, по 10-15 минут и удовольствие из за этого растягивается так, что иногда с трудом вспоминаю, что там было, когда я брала книгу в руки в последний раз.
Эту, заперевшись ото всех (даже не спрашивайте, где. В единственном месте, где меня могут оставить в покое), закончила за два дня.
Был шквал чувств.
Книга не о плохой матери. Она о трех поколениях женщин одной семьи, о жизни, о любви.
Говорят, что Маша Трауб повторяется в своих произведениях, но поскольку для меня "Плохая мать" была первой прочитанной книгой, я была в восторге.
Помните, как в детстве: готов читать даже под одеялом с фонариком? Я ради этой книги готова была оставить все. Вообще.

Когда решила, что обязательно напишу о ней в журнале, то подумала, что надо привести цитаты. Стала отмечать. Поняла, что цитат наберется - вся книга. Это надо пережить самим.

И все же...

 

Collapse )

Как мы пережили коммунизм и даже смеялись при этом


Красивая бутылка в мусорном ведре. Конечно, я и виду не подам, что меня это удивляет, но как можно выбрасывать такую красивую бутылку? Ее можно приспособить подо что-то, поставить на окно, в конце концов - пусть будет вместо вазы. Но выбрасывать?
Так я думала, идя по пустой душевой в общежитии американского университета, куда приехала по программе обмена, и то и дело оглядывалась на бутылку в ведре - как будто надеясь что тот, кто ее выбросил, одумается и вернется.
Я и еще одна девочка приехали в разгар весенних каникул, и были, наверное, единственными обитателями одинадцатиэтажного здания.
Душевая сияла кафелем, а в кабинке мне так и не удалось разобраться с краном - таких я никогда прежде не видела.
В столовой мы взяли подносы и медленно продвигались от стойки к стойке, набирая в тарелки то одно, то другое.
Я шла и вспоминала где-то услышанный рассказ о том, как Высоцкого вырвало прямо на улице в Германии после того, как он увидел все тамошнее изобилие. Не знаю, правдой ли был тот рассказ - меня одолевало чувство, которое можно описать как  что-то пограничное между эйфорией и позывами к тошноте. Припомнить, что я тогда набрала - сложно, может быть, когда-то я отыщу письмо, отправленное родителям: с подробным перечислением всех блюд.. Стейки и жаркое, блинчики, что-то мексиканское, бесчисленное количество салатов и гарниров, несколько видов напитков и десертов...
Я сидела, поставив поднос перед собой на стол, едва попробовав еду. Потом встала и отнесла его туда, где двое рабочих сбрасывали объедки в мусорные баки.
Все, что было набрано, отправилось на помойку.
И в голове было торжествующее: "Я. Это. Сделала."

Была весна 1995 года.
Далеко за океаном, в общежитии в Харькове, на полке над пустым старым холодильником, будившим меня своим страшным гудением по ночам, стояли чай и бульонный порошок.
Эти чай с порошком и гречка были единственным, чем я питалась неделями - родители кормили и содержали моего полуторагодовалого сына, и на меня уже не хватало денег, как прежде. Да и на деньги тогда не особо можно было разгуляться.
Накануне поездки мы с еще одной девочкой из университетского общежития на Отакара Яроша пошли сдавать кровь и нам дали талоны на обед для доноров. Помню, как кружилась голова от запаха супа и мягких свежих булочек.

Не знаю, что было со мной тогда в американской столовой.
Возможно, шок.
Состояние удивления и постоянных открытий сопровождало меня все то время, покая я находилась в США.
А потом я вернулась, и мне показалось, что по чье-то злой воле я в одно мгновение перенеслась из места, где было много света, где все было легко и возможно, в темный душный чулан, и должна сидеть там, скорчившись, до конца моих дней...

Я очень жалею, что не прочла книгуСлавенки Дракулич "Как мы пережили коммунизм и даже смеялись при этом" тогда, когда она была написана.
В 1991 году она многое бы изменила во мне и, возможно, даже моя жизнь сложилась бы иначе.
Но даже теперь, почти двадцать лет спустя, я прочла эту книгу с интересом и многое поняла.
Прежде всего о себе.

Из главы 19 - "Как мы пережили коммунизм"

"Могу тебя сильно удивить, дорогая, сказав, что люди должны жить и выживать даже во время войн. Кроме того - как ты думаешь, как нам удалось выжить при коммунизме?"
Collapse )

Бетти Фридан "Загадка женственности"

 Как нельзя быть художником, не зная азов композиции, или математиком, не выучив таблицу умножения, как невозможно быть музыкантом, не зная нот или танцором, не имея слуха, так нельзя рассуждать о феминизме, не прочитав книгу Бетти Фридан "Загадка Женственности"

Проблема, у которой нет названия

Она давно не давала покоя американкам, но была с прятана настолько глубоко, что о ней даже не говорили. Она давала о себе знать каким-то странным ощущением беспокойства и неудовлетворенности, чувством тоски, от которого в середине двадцатого века страдали женщины в Соединенных Штатах. И каждая боролась с ним в одиночку. Чем бы она ни была занята - стелила ли постели, делала покупки, подбирала материал на покрывало, ставила перед детьми сандвичи с кокосовым маслом, отвозила на машине сына или дочку в клуб скаутов, лежала по ночам рядом с мужем,— она страшилась спросить даже себя: «И это все?»


помню, какое впечатление произвела на меня этак книга в свое время. И сейчас, и тогда ее было не найти  - ни в магазинах, ни в библиотеках...
помню, как читала, и меня не оставляла мысль - "почему я не узнала этого раньше?"

В мое время многие из нас знали, что не хотят быть такими, как наши матери, даже если мы любили их. Мы не могли не видеть их разочарования. Понимали ли мы это или только сердились на них за их грусть, чувство пустоты, которое заставляло их слишком крепко держаться за нас, пытаться жить нашей жизнью, управлять жизнью наших отцов, тратить дни, посещая магазины или стремясь получить вещи, которые, видимо, никогда их не удовлетворяли, как бы дорого они ни стоили? Как это ни странно, многие матери, которые любили своих дочерей,— и моя мать в том числе — сами не хотели, чтобы их дочери были похожи на них. Они знали, что нам надо чего-то большего.
Но даже если они очень хотели, настаивали, боролись за то, чтобы помочь нам получить образование, даже если они говорили с тоской о карьерах, которые были им самим недоступны, они не могли дать нам образ нашего будущего. Они могли только внушить нам, что их жизнь была совершенно пустой, поскольку была замкнута исключительно на доме; что недостаточно иметь детей, готовить еду, следить за одеждой семьи, играть в бридж и заниматься благотворительностью. Любая мать могла сказать своей дочери, внушить ей: «Не будь только домохозяйкой, как я». И дочь, чувствуя, насколько ее мать была разочарована и не удовлетворена, несмотря на любовь мужа и детей, думала про себя: «Уж я-то смогу добиться того, чего не смогла получить моя мать, я состоюсь как женщина». Но извлечь урок из жизни своей матери она не смогла.

Остальное - здесь и здесь